Вы здесь

Танцы добра

124
Танцы добра, Австрия
4 февраля, во Всемирный день борьбы против рака, многие вспоминают о том, что онкологическим больным требуется помощь. Руководитель известной венской школы танцев Tanzschule Rueff и основательница фонда Dancer against Cancer Ивонна Руэф сама перенесла тяжелую болезнь. Она справилась – и с помощью танца помогает справиться другим.

Восемь лет назад от рака умерла ее подруга. Тогда, чтобы помочь тем, кому поставлен страшный диагноз, Ивонна вместе с братом подруги организовала благотворительный фонд. А четыре года назад, проснувшись утром за два дня до благотворительного бала, к которому ее танцевальная школа готовилась целый год, Ивонна поняла, что внезапно ослепла на один глаз. Красивой молодой женщине вынесли страшный диагноз: рассеянный склероз, считающийся неизлечимым. Но на операцию Ивонна пошла только после бала, на котором были собраны средства на помощь онкологическим больным. На балу Ивонна кружилась, собрав всю волю в кулак: с внезапно поврежденным зрением танцевать и просто держать равновесие невозможно. Затем еще одно известие – новый диагноз, который мог стать причиной потери зрения: вероятно, был не склероз, а отравление сахарозаменителем аспартамом E951. Какой из диагнозов точен – неизвестно до сих пор. Если верен второй, серьезных проблем со здоровьем не предвидится, если первый – может наступить как слепота, так и полная неподвижность.

– Госпожа Руэф, почему вы решили заняться благотворительностью и выбрали именно это направление?

– Фонд «Танцоры против рака» существует восемь лет. У него два основателя и два руководителя – Маттиас Уриск и я. Организации фонда предшествовала печальная история: от рака умерла 33-летняя сестра Маттиаса. Я была с ней дружна, была рядом на протяжении всей болезни. Эта трагедия коснулась меня лично. Когда моей подруги не стало, вместе с Маттиасом мы решили начать делать что-то, что хоть немного помогло бы больным и их семьям.

– Фонд «Танцоры против рака» известен публике как ежегодный бал, а что еще делается для помощи онкологическим больным?

– Да, действительно, вначале это был только бал. Постепенно мы поняли: привлекать спонсоров и собирать деньги нужно постоянно, а не раз в год. Поэтому теперь ежемесячно, за исключением летнего сезона, мы организуем различные мероприятия по данному направлению.

– Кто получает помощь от фонда?

– Мы решили отдать процесс распределения профессионалам – Österreichische Krebshilfe. Они лучше знают, кому в данный момент помощь требуется в первую очередь. Но мы напрямую финансируем программы психологической помощи, на которые часто не хватает денег. Когда человек в первый раз слышит диагноз, он не знает, что с этим делать, где взять силы, чтобы принять происшедшее. Мы готовы в этом помочь.

– Встречаетесь ли вы лично с онкологическими пациентами, с их родствениками?

– Да, раз в неделю я сама общаюсь с больными. В нашей школе в течение двух лет для них проводятся танцевальные занятия. Движение – это очень важно. Люди должны не только проходить лечение, но и по возможности общаться и двигаться. Конечно, они, имея некоторые физические ограничения, не могут танцевать часами напролет. Тем не менее наш адаптированный курс помогает людям преодолеть эмоциональный кризис – частый спутник болезни. Кроме этого, я лично через Krebshilfe часто общаюсь с разными семьями, в которых есть онкологические больные.

– Ваши фотографии постоянно публикуются в австрийских таблоидах, вы – частый гость закрытых вечеринок. Почему?

– Это для меня и удовольствие, и одна из составляющих работы фонда. В деле благотворительности локомотивом являются личные связи. Когда потенциальный спонсор получает электронное письмо с просьбой стать меценатом, это не работает. Я, общаясь с представителями деловых, политических, культурных кругов, рассказываю о нашем фонде, напоминаю о том, что отправленные на благотворительные нужды деньги можно использовать для получения налоговых вычетов и так далее. На балу деньги собираются в первую очередь за счет продажи входных билетов. Спонсоры у нас тоже есть, но найти их очень непросто.

– Вы много делаете для людей, а как было, когда серьезная болезнь коснулась вас лично?

– О, это был памятный бал, невероятно сложный для меня! События развивались так: за два дня до него я частично потеряла зрение, но на бал все-таки пошла, потом была операция, два дня на больничной койке, полторы недели процедур и три месяца приема лекарств. К танцам я вернулась через неделю после операции. Именно они мне и помогли. Первое – это самодисциплина. Регулярно тренирующиеся люди всегда отлично организованны, соблюдают определенный режим: они и болеют, и выздоравливают «дисциплинированно». Во-вторых – тренированное тело, которое даже после короткой паузы, очень скоро само требует вернуться к прошлым нагрузкам. А как только человек возвращается к движению, все посторонние мысли типа «почему это случилось именно со мной» – исчезают.

– Несмотря на эмоциональный позитив, который приносит спорт и больным, и здоровым, фанатов нездоровой пищи, судя по количеству больных ожирением, гораздо больше, чем любителей танцев и фитнеса...

– К сожалению, да. Особенно грустно, когда я наблюдаю за детьми и подростками и их родителями. К нам в школу родители, имеющие лишний вес, приводят детей с такими же проблемами. Пока ребенок занимается в танцевальном классе, мамы часто ждут его в нашем кафе. Но не просто ждут, а что-то едят в это время, причем это не нормальный прием пищи типа обеда или ужина, а сладкий перекус… А потом становятся на весы и искренне удивляются лишним килограммам. Мне очень жаль, что о правильном образе жизни многие задумываются, только когда в организме происходит сбой.

Благотворительный Frühlingsball пройдет 5 апреля в Хофбурге. Средства фонда распределяются про помощи австрийской организации Österreichische Krebshilfe.

Ищете работу?

11
Wien
Уборщицы, горничные

Facebook